Интернет-приёмная

Родом из Атлантиды ушедшего века

(рассказ о долгожительнице Некоузского края Седуновой Татьяне Кирилловне)


“Скоро скроется день вчерашний,
И печальный ветер полей
Пропоет вам о жизни нашей,
И о прожитой жизни моей”.

В. Александров, 1999 г.

Я хочу рассказать о долгожительнице моего родного поселка Волга Некоузского района Седуновой Татьяне Кирилловне. Родом она из “Атлантиды” ушедшего двадцатого века: селения, покрытого ныне водами рукотворного Рыбинского моря. Интерес к ее жизни появился у меня еще в начале 2006 года, когда случайно по ярославскому телевидению я услышал интервью с уже ставшей знаменитой 97-летней «бабой Таней».

Еще раньше, в марте 2005 года я побывал на экскурсии в музее Мологского края в городе Рыбинске. Здесь подробно узнал о судьбе ярославского «града-Китежа» - Мологе и сотнях затопленных сел и деревень нашего края. В одном из этих сел 99 лет назад родилась Седунова Татьяна Кирилловна. Её судьба очень похожа на судьбы тысяч людей, переживших драматические этапы в истории страны: революцию, затопление родных земель, коллективизацию, гонения, гражданскую и отечественные войны, трудности послевоенных лет.

С высоты прожитых 99-ти лет её живые воспоминания не поблекли, а стали еще понятнее и ближе, как и масштабы тех исторических событий, которые произошли в минувшем XX веке. Несмотря на внешнюю схожесть с судьбами своих ровесников, жизнь Седуновой Татьяны Кирилловны оказалась выдающейся, удивительной по своей неповторимости, самобытности, в том числе и по количеству прожитых лет. К сожалению, в наше бурное и такое сложное время людей, подобных Татьяне Кирилловне, не так уж много у нас в стране, а в моем родном Некоузском районе, где смертность до сих пор в три раза превышает рождаемость, тем более.

Родилась Татьяна Кирилловна Суворова (в замужестве Седунова) 3 января 1909 года в селе Наволок Мологского уезда в двадцати километрах к западу от города Мологи.
Теперь её родина находится в самом центре Рыбинского моря, покоится под его волнами. Семья Суворовых, по словам бабы Тани, была по тем меркам обычная - отец с матерью воспитывали пятерых детей. Отец, Кирилл Николаевич, был на двадцать лет старше их матери - Волковой Надежды Ивановны. От первого брака, после смерти своей первой жены, подрастали трое детей. Старшая его дочь была ровесницей Надежды Ивановны.

Жила семья в Мологском уезде богато: имели большой земельный надел, держали пять коров, кобылу, трех жеребят, пятьдесят овец. В масленицу отец бывало вытаскивал начищенные сани, одевал на двоих жеребят бархатную сбрую и ожерелья и на зависть всем катал четырех сестер и двоих братьев по окрестным дорогам. Так как Таня родилась последней, была она любимицей в семье, родители ее баловали, покупали наряды, одевали, как куклу.

В большом суворовском хозяйстве приходилось немало трудиться: молоко от 5 коров сдавали на сыроварню. Масло из него отвозили в Рыбинск. Так как мологское масло очень ценилось, брали его для продажи в магазины с удовольствием. На зиму ставили для скотины по 20 стогов сена, по 500 пудов каждый. Выращивали пшеницу: озимую и яровую, ячмень, овес. Осенью засаливали на зиму мясо в кадках. За раз, по словам бабы Тани, резали по 10 овец, самого малого теленка - в Петров день, на покос. Из овечьей шерсти катали валенки, вязали носки и шали.

Татьяна Кирилловна вспоминает, какой живописной, богатой была в то время окружающая село Наволок природа. Дома стояли на буграх, близко друг к другу. Между ними простирались озера - “гулена”. Каждую весну прилетали стаи гусей, лебедей, журавлей. Туда же приходили кормиться и домашние гуси. Каких только ягод не было на «гривах»! Смородины, земляники, малины - не обобрать! А самые крупные росли в лощинах - более низких местах. Девочки одевали «лапотки», длинные юбки и набирали доверху 16-ти литровые корзины. Морошки и клюквы приносили домой до 30 мешков за день. Половину урожая отправляли потом на перерабатывающий завод в Мологу. Для себя варили из ягод варение. Осенью , когда замерзала река Мыль (приток Мологи), делали запруды, язы и ставили сетки – кужи для ловли рыбы. На вырученные от продажи масла и ягод деньги покупали в магазинах Рыбинска и Мологи другие продукты: мешками рис, гречу, пшено, а также муку и сахарный песок.

В годы гражданской войны магазины опустели. Суворовых, к счастью, не раскулачили, благодаря сводному брату Татьяны, который воевал в дивизии Чапаева, а потом погиб. Во время коллективизации в 20-е годы жители ближайших к Мологе деревень оказались в совхозе. Был он довольно богатым, люди в нем хорошо зарабатывали. От дворянской усадьбы Мусиных-Пушкиных в Иловне достались в наследство совхозу большая конюшня, каменная пекарня, парк. “Дом, - вспоминает баба Таня, - стоял красивый, с двумя львами, к реке Мологе спускалась чугунная лестница, а весь берег был вымощен камнем. Внизу росли акации и ежевика”.

В полукилометре от Иловны стояла деревня Туниково. Именно здесь, вблизи родового имения графа Алексея Ивановича Мусина – Пушкина, нашла Татьяна Суворова свою судьбу - мужа Седунова Василия Тимофеевича. Устроилась поначалу дояркой в совхоз, доила двадцать коров вручную. Ни о какой механизации в довоенное время даже разговоров не было. Деревня Туниково, как и все селения Мологского уезда, стояла на высоком месте. Дома также были высокими, с окнами под самую крышу. Скотину во время разлива Мологи ставили на поветь. С водой наносило много ила, благодаря чему травы росли отменно.

В конце 1930-х годов, когда было объявлено о затоплении Мологского края, дом Седуновых в Туникове неожиданно сгорел. Всего в эту ночь огнем было уничтожено пять новых изб. Переселились Седуновы в другой дом, но и он вскоре сгорел, почему – одному богу известно. Пожар уничтожил все семейные реликвии, включая документы и фотографии.

Когда совхоз ликвидировали, отправились Седуновы в Рыбинск на жительство в так называемую “Новую Мологу”. А вскоре, купили дом у Волгостроя в деревне Малая Режа и переправили его на плоту в поселок Норское под Ярославль. Работала Татьяна Кирилловна в Норском на фабрике “Красный Перевал”. Пряла хлопчатобумажные нити. Муж Василий с началом финской войны был мобилизован в армию. Четыре года учился в военном училище на танкиста. А тут и Отечественная война началась: воевал, заболел малярией, долго лежал в госпитале. Однако, полностью он так и не вылечился. Семья в это время жила уже на станции Волга на ул. Комсомольской, д. 17. Родители Татьяны уехали на Волгу сразу после ликвидации совхозов в Мологском крае, и жили на ст. Волге, в Пионерском переулке.

Еще в Туникове родилось у Седуновых трое детей, которые умерли в младенчестве. На Волге появилось еще трое. Старшая дочь Валентина (1940 г.р.), также как и мать, живет в поселке Волга со своей семьей, помогает матери по хозяйству. Младший сын Александр (1950 г.р.) - в Ярославле. Средний, Николай (1945 г.р.), ушел из жизни 14 лет назад. У него растут свои дети и внуки. Гордится баба Таня своими детьми, внуками и правнуками!

На Волге Татьяна Кирилловна поступила работать на шерстопрядильную фабрику в приготовительный цех. Директором фабрики тогда был Локшин, а начальником цеха Котлов Борис Иванович. По большим праздникам отпускал ее начальник в церковь. В бога верила всегда. Сначала ходила в храм в Мологском уезде, потом - в Норском. В Некоузском районе стала прихожанкой церкви Воскресения Христова в местечке Поповка под Шестихиным. Пела даже в церковном хоре. На протяжении многих лет не пропустила ни одной праздничной или воскресной службы. Выходит баба Таня из дома, бредет по дороге, остановится непременно кто-нибудь из автомобилистов и усадит рядом в машину, так что дорога до храма длиной в 10 километров ей не страшна и теперь, в 99 лет. В молодости мечтала стать монахиней Мологского Афанасьевского монастыря, да не успела: в начале 30-х годов его разорили, и службы не стало. Добрым словом вспоминает Татьяна Кирилловна православного подвижника отца Павла Груздева - “прозорливого человека”, со смехом рассказывает его шутки и прибаутки. Подростком будущий священник также воспитывался в Афанасьевском монастыре.

Всю жизнь баба Таня трудилась, не покладая рук. После смерти мужа сама достраивала дом на Волге, поднимала на ноги детей. Дрова на зиму стала покупать совсем недавно. Раньше сама заготавливала их в лесу, управляясь с пилой в 90 с лишним лет не хуже любого мужчины. Дома и в огороде справляется самостоятельно и теперь, хотя третьего января 2008 года ей стало без года сто лет. В разговоре с нами как-то невзначай заметила, что спиртного в рот вообще никогда не брала. Вера в людей, в их лучшие черты, огромное трудолюбие, доброта, искренность, неиссякаемый оптимизм и чувство юмора – вот те качества, которые помогали и помогают жить по сей день нашей волжской долгожительнице, и те, что так поразили нас, волжских краеведов, в этой маленькой, хрупкой, но такой стойкой и мужественной женщине.

А еще, наверное, долголетию бабы Тани помогли хорошая крестьянская закалка, тесная связь с окружающей природой, умение спокойно, без лишней суеты преодолевать все трудности и несчастия, выпадающие на её худенькие, не по-женски крепкие натруженные плечи. “За великую любовь к людям, терпение и смирение, за трудолюбие Господь даровал ей долголетие”, - так пишет о ней автор статьи “Прихожанка” в журнале “Ярославские епархиальные ведомости” [2006, октябрь, с.27]. Там же читаем: “…она из тех, кто выстоял и продержался в обороне безверия. Храм в её жизни был с рождения. Он высился на затопленной водами мологской земле”.

Да, свою мологскую родину Татьяна Кирилловна утратила, но веру сохранила и пронесла через всю свою долгую жизнь. Веру, которая не раз спасала её от бед и скорби и в конце концов дала новую родину и новый храм, теперь уже на волжской земле. “По-обывательски рассудить, так ничего выдающегося за свою жизнь она не сделала. Просто сама по себе её жизнь оказалась выдающейся. На таких людях и держится русская земля. В Ярославской православной епархии по достоинству оценили её деяния. Осенью 2006 года Татьяну Кирилловну Седунову наградили медалью “За труды во славу матери церкви на Ярославской земле”. Наградили за то, что она прожила с Богом в душе 98 лет – почти целый век,” - так писала о ней 19 апреля 2007 года ярославская газета “Золотое кольцо” [3.c.4].

Вот такая она, наша волжская долгожительница, “родом из Атлантиды ушедшего века”, живая легенда и пример того, как можно жить долго и оставаться при этом молодой душой и сердцем, не смотря на трудности и невзгоды, которые не миновали и нынешний XXI век.

Николай Богданов,
Волжская средняя школа.

Творческая работа XV областного краеведческого конкурса исследовательских работ учащихся Ярославской области,
участников туристско-краеведческого движения “Отечество”, 2007 год.
Руководитель: Михайлова Елена Николаевна, учитель географии Волжской средней общеобразовательной школы.

Литература:

1. Гречухин В.А. История России и родного края. Книга для чтения. Мышкин, 1996 – 200 с.
2. Русская Атлантида – путеводитель по затопленным городам Верхней Волги. Рыбинск, 2005.
3. Шубаева Е. Рецепт душевной молодости бабы Тани (газета Золотое кольцо. – 2007. - 19 апреля).
4. Прихожанка (журнал Ярославские епархиальные ведомости. - 2006. - октябрь - с. 27).
5. Воспоминания Седуновой Т.К. записаны с её слов в ноябре 2006, сентябре-октябре 2007 гг.
по адресу: п. Волга Некоузского района, улица Комсомольская, д. 17.

 

Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *