Интернет-приёмная

Прифронтовой район. Железная дорога в 1941 году

22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война.

В октябре 1941 года враг подошел к Москве, столица была объявлена на осадном положении. Фашистами был захвачен город Калинин (ныне Тверь, центр соседней с Некоузским районом области). Линия фронта находилась в десятках километров от нашего района. Уже слышны были раскаты артиллерийской канонады.

В планах немецкого командования предусматривалось нанесение мощных воздушных ударов по промышленным и транспортным объектам в Ярославской области и, в частности, по железной дороге, проходящей по территории Некоузского района и мосту через реку Волгу. Дорога Рыбинск - Некоуз - Сонково имела в той ситуации стратегическое значение: по ней к Москве шли воинские эшелоны с живой силой и техникой, снаряжением и продовольствием, из Москвы - эшелоны с ранеными и эвакуированными.

В октябре 1941 года немецкая авиация начала совершать регулярные налеты на населенные пункты, промышленные предприятия и железнодорожные магистрали Ярославской области. Только в октябре было совершено более 100 авианалётов, во время которых сброшено около 400 фугасных и зажигательных бомб. В результате ударов вражеской авиации в области погибло 327 человек, 582 получили ранения.

В 1943 году была создана Чрезвычайная Государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. Инструкция комиссии от 7 мая 1943 года предписывала учитывать ущерб, причиненный путём разграбления, уничтожения и разрушения всех видов материальных ценностей, ущерб в виде расходов, вызванных эвакуацией и реэвакуацией предприятий и населения. Акты, направленные в эту комиссию, позволяют представить хоть и не полную, но наглядную картину разрушений и ущерба, нанесённых в ходе бомбардировок нашего района.

На территории Некоузского района авиационными бомбами было разрушено или повреждено железнодорожное полотно на 55, 59, 62, 72, 73, 85, 86-м километрах дороги, были разбиты рельсы на 46, 49, 52, 64, 68, 69,70, 72, 77, 79, 80-м километрах. Пострадали от бомбардировок железнодорожные казармы на 38 и 63-м километрах дороги, будки на 62 и 82 километрах (снесены крыши, выбиты косяки и рамы, повреждены стены, печи). Общий ущерб составил 312096 рублей.

В селе Ново-Никольском в результате бомбардировок были разрушены каменное трехэтажное здание неполной средней школы размером 25 на 15 метров с 96 окнами, деревянный склад химических удобрений размером 25 на 12 метров, деревянный склад «Заготзерно», загруженный хлебом (120 тонн), размером 30 на 17 метров. От взрывной волны разрушен дом амбулатории и родильное отделение с хозяйственными постройками, приведены в негодность два дома сельсовета (сорваны крыши и двери, вырвано 26 окон, разбито 8 печей). Комиссия в составе председателя сельсовета Дмитрия Васильевича Бырдина, директора школы Александры Ивановны Бакушкиной, начальника добровольной пожарной дружины Николая Федоровича Разгулина оценила причинённый ущерб школе в 400000 рублей, складу химических удобрений - в 15000 рублей, складу «Заготзерно» со сгоревшим хлебом - в 500000 рублей.

В поселке Шестихино от взрывной волны пострадала неполная средняя школа (вырвано 33 окна, разбито 14 печей, сорвано 12 дверей), сорвано три крыши на зданиях, занимаемых школой. В результате вражеского налёта было уничтожено или повреждено 6 частных домов. Гражданин Ф.И. Сметанин из пос. Шестихино так описывает причиненный его дому ущерб: «21 октября 1941 года в 8 часов 20 минут станция и поселок при ней подверглись бомбардировке фашистского самолёта. Нанесен ущерб деревянному дому. Взрывной волной выбиты оконные стёкла в 21 раме, поломано 8 оконных рам, разрушены две печи в зале, поломаны две вязные двери, выброшена с мест часть потолка и коридора. Оборвана и поломана обшивка фронтона и карнизов. Сломана тесовая переборка в зале, сломана одна пара стропил на крыше, совершенно сломаны крыша и стропила двора, произошло сотрясение всего дома, пострадала мебель, посуда». Убыток в довоенных ценах гр. Сметанин Ф.И. оценил в 3100 рублей.

От взрыва бомбы частично было разрушено двухэтажное здание Масловской школы Николо-Свечинского сельсовета (упали крыша, потолок, несколько простенков, выпали все рамы, косяки). Ущерб составил 10000 рублей.

При бомбардировке 22 октября 1941 года пострадали контора связи и киоск на ст. Некоуз и контора связи на ст. Шестихино (ущерб составил соответственно 25000, 1424 и 21964 рубля).

Самые страшные последствия оставил один из первых воздушных налётов врага - 18 октября 1941 года. Примерно в 10 часов утра прямым попаданием фугасных бомб было полностью уничтожено двухэтажное деревянное здание вокзала на станции Некоуз. Погибло ориентировочно 157 человек. Их братской могилой стала воронка от взрыва бомбы на противоположной стороне железнодорожного полотна...

Вражеская авиация не достигла главной цели: парализовать движение по железной дороге, разрушить мост через реку Волгу. Система противовоздушной обороны моста, зенитная артиллерия, которая защищала мост с июля 1941 года до конца 1943 года, сработали так, что ни одна бомба не упала на мост и не причинила ему вреда. Железнодорожное же полотно и рельсовые пути восстанавливались буквально в считанные часы.

Прошли годы. Остались только безымянные могилы да заросшие травой воронки вдоль железной дороги...


Железная дорога в 1941 году

С первого дня войны, с 22 июня 1941 года, прежде мало загруженная, слабая по своей технической оснащённости железная дорога Рыбинск-Некоуз-Сонково превратилась в самую напряженную по перевозкам. Изменились грузопотоки: если раньше основными грузами были зерно, лён, лес, хлопок, уголь, строительные материалы и торф, то с началом войны преобладающими стали перевозки воинских грузов и людей.

Городские кассы в Рыбинске, Сонкове были закрыты, комнаты транзитных пассажиров были ликвидированы. Вокзалы, не рассчитанные на военный период, не могли вместить всего потока пассажиров. Эвакуационные перевозки осуществлялись не только пассажирскими, но в основном грузовыми поездами. Затруднения в работе дороги усиливались ещё и тем, что часть работников была призвана в Красную Армию.

Начиная с июля 1941 года, стали поступать вагоны, эвакуированные с территорий, которые находились под угрозой оккупации. Станции были заполнены до отказа паровозами, вагонами, целыми составами. Почти все они требовали ремонта, а депо в Рыбинске и Сонкове были переполнены. Планов погрузки-разгрузки вагонов не было. Если имелся порожняк, грузились лишь военные и эвакогрузы. Всё было забито так, что на станциях имелось только по одному пути для пропуска поездов: 80 процентов поездов не имели определённого назначения и проходили только по указанию военного коменданта станции.

В ходе оборонительной операции советские войска после ожесточённых боёв 14 октября 1941 года оставили г. Калинин (Тверь), центр соседней с Некоузским районом области. Линия фронта оказалась в 130-140 километрах от нашего района, который фактически стал прифронтовой территорией. Немецкие войска в двух местах перерезали главную магистраль Ленинград - Москва и по существу прервали на ней движение. Единственным выходом на фронтовые участки Западного, Калининского и Ленинградского фронтов остался проходящий и через наш район Рыбинский участок Ярославской железной дороги.

С августа 1941 года железная дорога оказалась под воздействием вражеской авиации. Враг отлично понимал, что это основная связующая нить между фронтом и глубоким тылом - Уралом и Сибирью. Особенно ожесточёнными были налёты в сентябре-декабре 1941 года. Используя свою авиацию, фашисты пытались разрушить железную дорогу, не дать возможности делать перевозки. Фашистская авиация бомбила станции, мосты, железнодорожное полотно и путевые сооружения. Но ни массированные налёты авиации, ни пулемётный обстрел с самолётов не смогли прервать ни движения поездов, ни восстановительные работы.

Основную работу в восстановлении разрушенного вели восстановительные поезда. При уборке с путей подвижного состава применялись подъёмные краны и трактора. Для засыпки воронок в земляном полотне применялись носилки, тачки, грейдеры и волокуши. При повреждении линий связи их восстанавливали, прокладывая кабеля прямо по земле Восстановительные работы велись обычно ночью, т. к. днём их обнаруживала вражеская разведка.

На перегоне Шестихино - Некоуз отличился монтёр Певентьев. Он не прекратил работу по восстановлению линии связи и под бомбардировкой. От разрыва бомбы монтёр был засыпан землёй, но сумел освободиться от земли и продолжал работу.

Мужественным показал себя начальник службы связи и сигнализации Б.С. Рязанцев. На перегоне Шестихино - Маслово под пулемётным обстрелом вражеского самолёта ни на минуту не прекращалась работа по восстановлению линии связи, которой он руководил.

Патоличев Н.С., который в годы войны был первым секретарём Ярославского обкома ВКП(б), в своих воспоминаниях пишет: «Люди вели себя мужественно и стойко. Примеров героизма ярославцев очень много. В иные поступки ярославских железнодорожников..., может быть, трудно и поверить. Неужели это было? Дежурный по станции Маслово Кочнев отцеплял от состава горящие цистерны, хотя каждая цистерна в любой момент могла взорваться».

5-6 декабря 1941 года войска Калининского фронта перешли в контрнаступление. 16 декабря 1941 года Калинин был освобождён от немецко-фашистских захватчиков. Угроза захвата и оккупации Ярославской области миновала. Но готовность к ведению восстановительных работ и проверки сил и средств противовоздушной обороны на станциях железной дороги и моста через реку Волга сохранялись до конца 1943 года.

Алексей Медведев

Опубликовано 21.06.2007.

Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *